Запад Россию все равно не любит, так зачем пытаться ему понравиться?

ГРУ: Разведывательной службе МО РФ предложено вернуть прежнее название, ставшее брендом.

Тема дня – выступление президента России Владимира Путина с предложением военным вернуть разведывательной службе ее прежнее название – ГРУ. На торжественном мероприятии, посвященном Дню военного разведчика, глава государства отметил: “Непонятно, куда исчезло слово “разведывательное” – Главное разведывательное управление, надо бы восстановить”. Зал встретил его слова продолжительными аплодисментами.

И хотя многие комментаторы СМИ сейчас состязаются в ироничности, некоторые даже “предлагают не мелочиться и вернуть КГБ, а то и сразу ЧК”, на самом деле, смысл в словах Путина кроется совсем другой и очень глубокий.

Дело не в исчезновении слова “разведывательное” из названия службы, которая, кстати, никуда не делась. Она продолжает работать по прежним задачам и в прежнем составе. Разве что шапки на официальных бланках поменялись. Дело совсем в другом.

Подобные переименования везде и всегда носят, в первую очередь, имиджевый характер. Причем, прежде всего, внешний, то есть чтобы не раздражать зарубежных “партнеров” сформировавшимися у них отрицательными ассоциациями. Кто бы что ни говорил, но мы живем в мире ассоциаций. И с Главным разведывательным управлением у них там связаны в основном страхи.

К примеру, в 70-ые годы прошлого века считалось, что Западная Европа буквально наводнена законспирированными группами спецназа ГРУ, в любой момент способными полностью захватить все ключевые узлы и точки, абсолютно наплевав на самую навороченную их охрану. И даже сервера избирательной системы США ломали тоже грушные хакеры. В общем, жуткие звери, круче которых в России был только стройбат – этим оружие вообще не доверяли, а ЦРУ и Секретная служба Ее Величества тут не стояли даже рядом.

Такая репутация, не станем скрывать, нам, конечно, льстила, но на дипломатическом и общем медийном уровне несколько мешала. По крайней мере, на взгляд тех, кто считал наиболее правильным с Западом как-то помириться. Особенно сильно “наши зарубежные партнеры” нагнетали жути в последнюю пятилетку после украинского Майдана. Видимо, отсюда возникла идея попытаться провести, так сказать, некий ребрендинг ГРУ.

Однако Путин верно отметил важный ключевой момент – зачем? Для какой цели нам вдруг стало необходимо скрывать наличие у российской армии разведывательной службы? Чтобы “им” понравиться? А смысл?

Россия для Запада, в первую очередь, для США, была, есть и всегда останется прямой стратегической угрозой. Хотя бы потому, что никто больше на Земле не в состоянии уничтожить Соединенные Штаты физически в течении получаса. Мы этого не хотим, но если вынудят, возможностью располагаем. Более того, только ее наличие удерживает нынешний мир от Большой войны, как удобного для США способа одним махом разрешить накопившийся глубокий системный геополитический кризис капитализма.

Далее, как независимое государство, претендующее на место в высшей международной лиге, иметь свою эффективную разведку (равно как армию, экономику и многое другое) мы просто обязаны. Тогда кого и зачем нам стесняться? Тем более что оснований для гордости за работу военных разведчиков у нас более чем достаточно.

И раз уж такой бренд сложился, если он уже и так стал важным составным элементом нашего мира, то зачем от него отказываться? Наоборот, стоит сохранить и развивать дальше.

Могли ли грушники в 70-ые годы, получив приказ, “взять телефон, телеграф, вокзалы и мосты”? Полагаете, могли? Ну, детали, вы понимаете, до сих пор являются военной тайной, но это хорошо, что вы и сами все понимаете. И, кстати, почему кто-то думает, что только в 70-ые? А теперь давайте подымем бокалы за нерушимость нашего добрососедства.

Не забудьте поделиться этой статьей со своими друзьями!

Leave a Reply